Лидер группы ''Браво'': "То, что сейчас называют Москвой — не моя Москва" (Фонтанка.ру)
2018 год

Неизданным, антимосковским и антивоенным отметит группа «Браво» своё 35-летие в Петербурге. О Майке Науменко, Евгении Осине и о том, как «молотить рок-н-ролл на сцене 2,5 часа», «Фонтанке» рассказал бессменный лидер «Браво» Евгений Хавтан.

Московский ансамбль «БравО» (как говорили конферансье на их петербургских выступлениях в начале 1990-х) отмечает 35-летие новым альбомом и большим концертом в Петербурге. Фронтмен группы Евгений Хавтан поговорил с «Фонтанкой» о скрытых смыслах новой пластинки, параллелях между «Браво» и «монстрами ленинградского рока», отрицании Москвы и внезапной кончине Евгения Осина, который 30 лет назад был голосом коллектива.

— На новом альбоме «Unrealised», который вы только что выпустили, перепет канонический «антимосковский гимн» Майка Науменко и группы «Зоопарк» — «Blues de Moscou». Московской группе надоела столица?

— Я коренной москвич, но уже несколько лет как уехал из Москвы. То, что сейчас называют Москвой — не моя Москва вообще.

— Далеко уехали?

— За МКАД. В тишину. Москва из новостроек в самом центре города, пластиковых торговых центров — больше не мой город. Даже когда я заезжаю туда на машине, элементарно уже не узнаю половины улиц. Всё поменяли. Всё переделали. А я люблю ту Москву, которую помню в детстве, юности. Но я не поэтому Майка перепел с ребятами. Просто Майк Науменко — один из моих любимых и уважаемых артистов. Он абсолютно незаслуженно подзабыт и не стоит в одном ряду с такими артистами 1980-х, как «Кино» или Борис Гребенщиков. Почему-то Майка нет среди «монстров ленинградского рока». Его нет на футболках. Не пишут на гараж и заборах: «Майк — жив!». А для меня он жив. Он настоящий рок-н-рольщик!

— Получается, что выбор «Blues de Moscou» со словами «я не люблю Таганку, ненавижу Арбат…» всё же не случаен. И это поёт исполнитель пронзительной лирической баллады «От Таганки до Кузьминок».

— Да мне просто показалось, что это будет забавно! Ну и я попросил у правообладателя разрешение изменить немного слова. Вместо «звезд панк-рока», которых не любили в Москве во времена Майка, у меня любимые «битники». А вместо оригинальных строчек: «Никто не слышал Stranglers, на фоне только Space» я спел: «Никто не слышал The Killers, но в топе Drum 'n' Bass».

— Трек про отрицание «осовремененной» Москвы идёт сразу после перепевки песни «Машины Времени» «Наш дом», где про мечты об уединении и желание построить дом «в лесу дремучем или на горной круче». Концептуально.

— Я вам скажу, что для меня наш новый альбом «Unrealised» — самый концептуальный из всех в дискографии «Браво» за 35 лет. И самый роковый по звуку. Мы не делали никаких разъяснений в пресс-релизах. Кто захочет, тот поймёт, про что он.

 

 

— Сегодня снова в моде знак пацифика. Я видел, как его рисуют дети на заборах и остановках общественного транспорта. У вас он на обложке нового альбома, а внутри есть кавер антивоенной песни советского ВИА «Ариэль» — «Тишина». В прошлый раз о войне вы высказывались в 1996 году. В песне «Дождь и ладонь» был фрагмент радионовостей: «…количество погибших, однако по данным военных, федеральным войскам удалось продвинуться в центр селения…».

— Я помню, как мы записывали этот альбом в 1995 году. Когда записали «Дождь и ладонь», вышли на улицу, а это было в Парке имени Горького. Писались тогда у Стаса Намина на SNC Records. Включили приёмник, а там новости о том, как военные разбомбили село… Теперь нужно пояснять, что и тогда у нас шла война. И мы решили, что фрагмент тех радионовостей будет кстати в этой грустной песне.

Что касается «Тишины», то мне сложно однозначно сказать, насколько она неслучайна у нас сегодня. Когда я учился в школе, у меня был сосед по дому, который очень часто крутил именно эту песню. Я подходил к его двери и краем уха слушал. Мне очень нравилось. Только потом я узнал, что это ВИА «Ариэль». Мне не нравилась ни одна из формально сделанных кавер-версий «Тишины», которые появлялись время от времени. Поэтому мне очень захотелось сделать эту песню так, как я сам её чувствую. Когда мы её записали, и я отправил её нашему американскому продюсеру, он обратил внимание на нетипичную аранжировку и попросил сделать перевод на английский. И сказал, что если бы эта запись появилась в США в конце 1960-х — начале 1970-х, она могла бы стать безусловным арт-роковым хитом (с 1965 по 1973 год войска США вели боевые действия во Вьетнаме — Прим.Ред.). Я не думал о том ,что сегодня что эта песня звучит как антивоенный гимн, но видимо, сегодняшнее наше время придаёт ей смысл. Кто-то увидит тут параллели с тем, куда наши военные самолёты летают сегодня, но я изначально видел просто отличную песню, которую люблю с детства. Сам альбом я посвятил светлой памяти моей мамы (во время Второй мировой войны она была узницей Шаргородского гетто — Прим.Ред.).

— Что готовите для петербургской версии юбилейных торжеств? 27 ноября у вас большой концерт в честь 35-летия на нашей территории.

— Вы же знаете, что я не очень люблю рассказывать о наших задумках заранее. Думаю, концерт будет отличный, просто потому что Питер всегда нас радовал, а мы его. Заранее не хочу рассказывать о том, что мы привезём в этот раз. Но мы, конечно, готовим что-то специальное.

 



Фото: bravogroup.ru

 

— Но, судя по тому, что в Москве у вас на этом юбилее ни Валерия Сюткина, ни Жанны Агузаровой не было, то и в Петербурге старых солистов не ждём?

— Да мы это делали уже много раз. Опыт прошлого юбилея показал, что ретроспективы не интересны ни нашим нынешним поклонникам, ни нам самим. Мне гораздо интереснее показать сегодняшнее «Браво». Что и как мы играем сегодня, 35 лет спустя. Новый взгляд на «золотые хиты», которые впервые были записаны очень давно, и без которых конечно мы не уйдем со сцены. Нет смысла возвращаться в прошлое. Вообще я не очень люблю все эти солянки, когда разговоров больше, чем музыки. Наш концепт сегодня простой — выходим и молотим рок-н-ролл 2,5 часа. Второй юбилейный концерт в Москве мы продолжался почти три часа! Получился, наверное, самый длинный концерт в нашей истории.

— Этот юбилей внезапно дополнили трагические ноты. 17 ноября умер Евгений Осин, бывший солист «Браво».

— Да. Новость мы узнали, когда закончили саундчек перед вторым юбилейным концертом в Москве. Спустился со сцены. На телефоне много неотвеченных звонков от журналистов. Сразу стало понятно, что-то нехорошее случилось… Концерт мы отыграли в память о Жене. Опять же, сейчас немногие помнят, что он был солистом «Браво» в 1988-1989 годах. И с ним мы впервые записали несколько хитов: «Добрый вечер, Москва!», «Мне грустно и легко», написанные на стихи тогда еще начинающего поэта Вадима Степанцова. Мы даже записали с ним пластинку «Скажем мы друг другу «Браво!». Она не издавалась. Но сегодня говорить про её издание будет некорректно.

В конце 1980-х был сложный период для группы. Ушла Жанна Агузарова. Мы перестали быть нужны. А Женя очень хотел у нас работать, хотя бы техником в группе. Мы попробовали его в роли вокалиста, и он идеально вписался. Даже вернулись к гастролям. Играли в Дании на одном фестивале с Duran Duran. А потом мы с ним расстались из-за его проблем. В субботу я в очередной раз убедился в простой истине — если хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах. Мы планировали юбилейный праздник без грусти и печали. Но посвятили концерт Жене Осину, который ушёл в тот день. Так бывает…

 



Фото: Евгений Хавтан//facebook.com

 

— Вы давно общались последний раз?

— Года два назад мы с ним говорили. Он тогда просил права, разрешение использовать песни «Браво», которые он пел. Он издать их хотел. Естественно, он получил разрешение. Больше мы, к сожалению, не общались. Я только видел потом по телевизору эти ужасные новости о нём… Грустно и тяжело.

— Будете вспоминать его в Петербурге на концерте?

— Давайте мы сперва доедем. Мы с ребятами очень ждем этой встречи. Нас ведь часто называли ленинградской группой, когда мы только появились в начале 1980-х. И для меня это был большой комплимент.

— В 2017 году вы приезжали в Петербург, чтобы спеть для особенных детей, которым помогает благотворительное движение «Золотой Пеликан». Дети нарисовали песни «Браво», а вы потом сделали из этих рисунков клип. Это была разовая история?

— Если они меня пригласят снова, то я, конечно, приеду к этим детям ещё. Порой детские рисунки выглядят намного убедительнее, чем творения зрелых художников.

Николай Нелюбин, специально для «Афиша Plus»

Взято отсюда

 
 
Афиша
  • 23 ферваля 2019
    Cathouse Nightclub & Concert Hall, Таллин