Творчество

Предлагайте ваши материалы для публикации в официальном сообществе "Браво" ВКонтакте

Наиболее интересные материалы будут размещены на официальном сайте

 
"Браво", или Тридцать лет, какие еще тридцать лет!
Ноябрь 08, 2013

Работая без выходных, я умудрилась выкроить себе вечер четвертого числа - этакий символический кусочек именинного торта для тех, кто опоздал на самое начало вечеринки. В вымокшем оранжевом пальто я держала курс на Бронницкую, совершенно не догадываясь о том, каких размеров окажется мнимый символический ломтик веселья. 

Что такое группа "Браво", казалось бы? Казалось бы, странно находить классным то, что находили классным твои родители, и даже - стилистически обобщая - родители твоих родителей. Слишком популярно, чтобы быть редким ретро не для всех, слишком беззаботно, чтобы быть идолом депрессивных подростков и слишком, слишком великовозрастно, чтобы быть актуальным трендом творческой молодежи. Еще один радиозавсегдатай - морщим носы и выдаем коронную фразу о мейнстриме, не так ли? 

Не так, друзья мои хипстеры, но обо всем по порядку. 

В клубе я оказалась за час до начала концерта. Опустившись на низкий диванчик рядом с поздоровавшимся охранником, я устало потерла виски и стала коротать время разглядыванием потолка. 
- "Браво" - крутая группа! - внезапно донеслось до меня. Второй охранник стоял на лестнице и от скуки старательно завязывал разговор, - Играли вчера часа два, не знаю, как будет сегодня. 
- Действительно, крутая группа, - кивнула я, - Только бы их хватило на второй день... 
- Их - точно хватит, а вот Вас - не знаю, - прищурился мой собеседник. 

В моменты приступов пунктуальности, когда я приходила к началу события ровно за пять минут, я всегда удивлялась тому, откуда около сцены набирается столько народа. Сейчас, за сорок три минуты до концерта, я сама, повинуясь какой-то потусторонней тяге, медленно поползла к сцене. Вплотную к ней стояло уже человек десять. За разговорами они умудрялись следить за копошением на сцене, и я невольно пригляделась. 

Обычно зритель видит только шляпу и руки фокусника, достающего из нее белого кролика. Зритель восклицает: "Магия!" и уходит, пораженным в самый рассудок. Магия грядущего веселья конструировалась с точностью, с которой опытный часовщик собирает пятьдесят шестеренок в единое целое. Целая бригада в футболках с надписью "Браво. Техническая группа" расставляла микрофоны, настраивала гитары, включала лампочки над пюпитрами, проверяла целостность проводов и яркость света, громкость звука, расположение инструментов. Зрелище завораживало и, одновременно с этим, добавляло свою каплю в стакан с предчувствием праздника, как будто у меня на глазах распечатывали елочную гирлянду. 
Сцена "Космонавта" визуально съеживалась до размеров подмостков школьного актового зала - столько инструментов умещалось на ней одновременно. Я разглядела уйму гитар, контрабас, клавишные, в глубине сцены спрятались ударные, а правая сторона была заставлена пюпитрами, передний ряд которых был замаскирован изображениями пяти черных котов. Оставалось только гадать, кто их займет. Я бы не удивилась в тот момент и Британскому симфоническому оркестру. 

Но приготовления вскоре закончились, и я, наконец, оторвала взгляд от сцены, чтобы оглянуться в зал: он был полон до отказа. Публика от 16 до 50 лет с ожиданием и предвосхищением смотрела туда, откуда должны были появиться музыканты. Не успела я задуматься о том, сколько людей за 30 лет существования группы захотели бы сейчас сюда попасть, как правая сторона сцены под лихие аплодисменты начала заполняться. Биг-бэнд Антона Аверкина - как нам объяснили позже - был вооружен духовыми и - как оказалось впоследствии - очень опасен, но пока что белые с красными галстуками одеяния его участников навевали ассоциации с пионерским оркестром. 

Свет в зале погас, и на экранах под потолком "Космонавта" замелькали черно-белые кадры советской пропагандистской хроники, из которой современникам пленки нужно было извлечь, что жить ради развлечений и удовольствий стыдно и общественно порицаемо. В зале сгущалась кинематографическая тишина, когда изображение сменилось на крупный план документа, в котором из органов запрашивали характеристику на студента четвертого курса Евгения Хавтана в связи с незаконно проведенным  
концертом.  
Всё началось, когда дикторский голос озвучил слова криминального следователя: "Забудьте это название навсегда - "Браво"!" Зажегся свет, биг-бэнд заиграл интро к "Желтым ботинкам", и на сцену под титанический восхищенный гул вышли музыканты, в авангарде - Хавтан и Ленц, в арьергарде следом - Грачев, Кузин и Степаненко. После первых восьми тактов зал было невозможно остановить: первые ряды танцевали, что было в последних, оказалось невозможно разглядеть - только невнятное движение и безудержные овации, с которыми можно было сравнить только то, как лучезарно улыбались со сцены вечно, как кажется, молодые ребята из "Браво", которые тридцать лет назад оказались под арестом за первые же шесть песен. 
Прожекторы вспыхивали розовым и оранжевым, а со сцены тем временем уже звучали "Если бы на Марсе были города" и "Весенний день". Хавтан то и дело менял гитары, которых в личной коллекции у него, по слухам, видимо-невидимо, и на одной из них я разглядела изображение pin-up красотки.  
Надрывался биг-бэнд, Грачев на песне "Любите, девушки" совершал с контрабасом какие-то совершенно немыслимые вещи, Степаненко менял как перчатки клавишные, саксофон и перкуссию, и весь этот шквал - рок-н-ролльный акустический бас, мягкие сёрферские слайды, свингующие духовые - закручивал зал в исполинский вихрь легкой ностальгии и реактивного искрящего драйва.  

- Спасибо, что пришли сегодня к нам, - улыбаясь, сказал в микрофон Хавтан,  
- Особенно приятно видеть тех, кто уже был у нас вчера, - и из зала с ликующим визгом замахали несколько девушек.  
Я сделала попытку оглядеться и заметила несколько парочек, одетых в старомодные пиджаки и пышные разноцветные платья. Почему-то в толпе танцующих и подпевающих, в подавляющей массе затянутых в джинсово-футболочный стандарт, они смотрелись органичной и неотъемлемой частью, как  
будто и не существовало никогда этого противостояния конформистов и нонконформистов, консерваторов и бунтарей, жлобов и стиляг, и всё, что осталось от этого безрадостного куска советской эпохи, - это музыка,  
сохранившая в себе только первозданную радость молодости и ощущение бескрайнего будущего. Те самые swinging sixties, пусть и донесенные до нас так поздно, но зато бережными и талантливыми руками ребят из "Браво". 

- Ну вот, теперь можно представить себе, что дождь, который идет снаружи, - это весенний, - заметил Хавтан после песни "Весенний день". В ноябрь к тому времени упорно продолжали верить только самые ответственные люди. 
А концерт продолжался, и со сцены звучали уже новые песни - оказывается, последний альбом "Браво" датируется 2011-ым годом - "Вот и я", "Нет предела", "Плохой, хороший, злой" - по-прежнему стильные и выдержанные в духе середины двадцатого столетия. Цитируя заглавную песню, мода все меняет, но по какой-то неведомой причине "Браво" остаются ровно теми же, кто начинал в 1983-ем, и как бы ни менялся состав - а состав группы менялся с тех пор едва ли не целиком огромное количество раз - их песни звучат вне зависимости от того, что сегодня больше по нраву массам: пост-гранж или дабстеп. Даже их новые песни. 

- Мы стараемся оставаться в форме, - признается Евгений, - Согласитесь, когда на сцену выходит этакий дядька в годах с пивным пузом и типа играет рок - это как-то неубедительно. Нет, когда тебе за пятьдесят, надо жить так, чтобы с пальмы самому кокосы доставать и тайком выбрасывать косячок с марихуаной и, оправдываясь, говорить своим внукам, что ты больше так не будешь. Я Пола Маккартни и Кита Ричардса в виду имею, - улыбнулся он. 

Когда зал погрузился в лирический полумрак на песне "Как жаль", мне захотелось поднять вверх зажигалку, но я вовремя вспомнила, что у меня ее нет. Моя досада моментально развеялась, когда я обратила внимание на то,  
что невостребованная на этой песне дополнительная духовая секция впятером свингует на заднем плане, прищелкивая пальцами - практически "Andrews Brothers". Евгений назвал их вторым сердцем группы, и, надо сказать, что они, откровенно зажигая в самой середине сцены, действительно задавали импульс всему залу.  
Ни один день рождения не обходится без гостей, но на юбилейном концерте "Браво" такое понятие, как "гость", оказывалось синонимично понятию "подарок". Когда на сцену был приглашен игравший с ними в 1993-1996 годах Денис Мажуков, он метаморфировал в такой взрывоопасный объем олдскульного клавишного рок-н-ролла, что мысли о зажигалке были заброшены мною в самый дальний угол. Одна искра - и все, кто находился в зале, с удовольствием сгорели бы заживо под "Great balls of fire". 
Когда самые известные песни были уже сыграны, группа предприняла робкую попытку откланяться. Впрочем, безуспешно. "А все же хватит ли их?" - встревожилась я, когда они выходили на бис. 

- Ну... раз так, - рассудил Хавтан, - то мы сейчас поиграем старых хороших песен, а вы пока поотрывайтесь по-питерски, вы умеете. 
А дальше всё как в тумане, один сплошной "shake, shake, baby, shake", и кто мог, тот шейк, а кто не мог, тот не шейк и просто стоял и слушал это неистовое чакберрианство. И когда я перестала чувствовать свои ноги, я  
наконец-то задумалась. Ребят из "Браво" хватит еще надолго. А меня?  
Действительно, а хватит ли меня. Эти черти могут играть и второй, и третий день, и еще тридцать лет подряд, и вечно юными голосами Ленца и Хавтана петь и про дорогу в облака, и про твои тридцать шесть и шесть, и даже "Stand by me" Бена Кинга. И публика будет звать их на бис еще раз, и еще раз - как сегодня, например. А хватило бы сил у меня? 
Вернувшись домой, я долго слушала отцифровки старых кассетных альбомов "Браво" и удивлялась. Частенько случается, что по мере течения времени у артистов улучшается качество записи и техника игры, а голос стареет с каждым альбомом: или становится жестче от возрастной усталости, или сентиментально размякает. Не знаю, в чем секрет группы "Браво". Возможно, их временной континуум замкнулся на двадцатилетнем промежутке между 1940-ыми и 1960-ыми, и поэтому теперь им вечно двадцать, а их музыка твердо держится на рокабилли, серф-роке и классическом рок-н-ролле. Хотелось бы думать, что это будет всегда. Ведь быть вечно двадцатилетними можно не только тридцать лет подряд. 

Постскриптум. 
Памятка путешественникам во времени: перед концертом обязательно совершите ознакомительную экскурсию по Америке 1950-ых годов, чтобы в полной мере насладиться эффектом спонтанного постмодернизма. В 2013-ом ваша остановка - это 3 или 4 ноября, 20:00, не пропустите.


Спасибо за отчет Ginger Jackie
http://rock-online.ru/blogs/no_catharsis_just_bubblegum/bravo-4112013.php

 
 
 

Свои вопросы, связанные с творчеством группы, вы можете задать:

в социальной сети ВКонтакте
на сайте Евгения Хавтана